Ёж (eg_naive) wrote,
Ёж
eg_naive

отрывок из романа Фаулза

Уже третий день читаю роман Джона Фаулза "Волхв". Очень интересная книга. Хочу поделиться отрывком из неё.

...
- Я приготовил вам испытание.
- Испытание?
Он ушел в спальню и сразу вернулся с керосиновой лампой, стоявшей на столе во время ужина. Выложил в белый круг света то, что принес с собой.
Игральная кость, стаканчик, блюдце, картонная коробочка. Я посмотрел на него через стол; глаза его были серьезны.
- Собираюсь объяснить вам, зачем мы отправлялись на войну. Почему человечество без нее не может. Это материя не социальная и не политическая.
Не государства воюют, а люди. Будто зарабатывают право на соль. Тот, кто вернулся, обеспечен солью до конца дней своих. Понимаете, что я хочу сказать?
- Конечно. (скорее всего, Кончис имеет в виду тот факт, что военная пенсия римским легионерам выплачивалась пайками дефицитной соли)
- Так вот, в моей идеальной республике все было бы проще простого. По достижении двадцати одного года каждый юноша подвергается испытанию. Он должен явиться в больницу и бросить кость. Одна из шести цифр означает смерть. Если выпадет эта цифра, его безболезненно умертвят. Без причитаний.
Без зверств. Без устранения невинных свидетелей. Лишь амбулаторный бросок кости.
- По сравнению с войной явный прогресс.
- Вы так думаете?
- Несомненно.
- Уверены?
- Если б такое было возможно!
- Вы говорили, что на войне ни разу не побывали в деле?
- Ни разу.
Он вытряс из коробочки шесть коренных зубов, пожелтевших, со следами пломб.
- Во время второй мировой их вставляли разведчикам, как нашим, так и вражеским, на случай провала. - Положил один зуб на блюдце, расплющил стаканчиком; оболочка оказалась хрупкой, как у шоколадки с ликером. Но пахла бесцветная жидкость едко и пугающе, пахла горьким миндалем. Он поспешно отнес блюдце в глубь террасы; вновь склонился к столу.
- Пилюли с ядом?
- Именно. Синильная кислота. - Поднял кость и показал мне все шесть граней.
Я улыбнулся:
- Хотите, чтоб я бросил?
- Предлагаю пережить целую войну за единый миг.
- А если я откажусь?
- Подумайте. Минутой позже вы сможете сказать: я рисковал жизнью. Я играл со смертью и выиграл. Удивительное чувство. Коли уцелеешь.
- Труп мой не доставит вам лишних хлопот? - Я все еще улыбался, но уже не так широко.
- Никаких. Я легко докажу, что это самоубийство.
Его взгляд пронизал меня, словно острога - рыбину.
Будь он кем-то другим, я не сомневался бы, что со мной блефуют; но то был именно он, и помимо воли меня охватила паника.
- Русская рулетка.
- Нет, верней. Они убивают за несколько секунд.
- Я не хочу.
- Значит, вы трус, мой друг. - Не спуская с меня глаз, откинулся назад.
- Мне казалось, храбрецов вы считаете болванами.
- Потому что они упорно бросают кость еще и еще. Но молодой человек, который не в состоянии рискнуть единожды - болван и трус одновременно.
- Моим предшественникам вы тоже это предлагали?
- Джон Леверье не был ни болваном, ни трусом. Даже Митфорд избежал этого второго недостатка.
И я сломался. Бред, но как уронить достоинство? Я потянулся к стаканчику.
- Подождите. - Наклонившись, он схватил меня за руку; потом пододвинул ко мне один из зубов. - Я за пшик не играю. Поклянитесь, что если выпадет шестерка, вы разгрызете пилюлю. - Ни тени иронии на лице. Мне захотелось сглотнуть.
- Клянусь.
- Всем самым святым.
Я помедлил, пожал плечами и произнес:
- Всем самым святым.
Он протянул мне кость, я положил ее в стаканчик. Быстро тряхнул, кинул кость. Та покатилась по скатерти, ударилась о медное основание лампы, отскочила, покачалась, легла.
Шестерка.
Не шевелясь, Кончис наблюдал за мной. Я сразу понял, что никогда, никогда не разгрызу пилюлю. Я боялся поднять глаза. Прошло, наверно, секунд пятнадцать. Я улыбнулся, посмотрел на него и покачал головой.
Он опять протянул руку, не отрывая глаз, взял со стола зуб, положил в рот, надкусил, проглотил жидкость. Я покраснел. Глядя на меня, протянул руку, положил кость в стаканчик, бросил. Шестерка. Снова бросил. И снова шестерка. Он выплюнул оболочку зуба.
- Вы сейчас приняли то решение, которое принял я сорок лет назад, в то утро в Нефшапели. Вы поступили так, как поступил бы всякий разумный человек.
Поздравляю.
- А что вы говорили об идеальной республике?
- Все идеальные республики - идеальная ахинея. Стремление рисковать - последний серьезный изъян рода людского. Выходим из тьмы, во тьму возвращаемся. Для чего же и жить во тьме?
- Но в этой кости свинец.
- Патриотизм, пропаганда, служебный долг, esprit de corps <Честь мундира> - что это, если не кости шулера? Есть лишь одна маленькая разница, Николас. За тем столом они - он сложил в коробочку оставшиеся зубы - настоящие. Не Просто миндальный сироп в цветной пластмассе.
...

p.s. мысли в комментах категорически приветствуются.
Tags: чтиво
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments